Лучшие программы на сайте!
Категории файлов

Диагностика → Можно ли делать детям с сахарным диабетом живые вакцины

Краснуха

Болезнь

Вирусное заболевание, известное нам под названием краснухи, уникально своей безобидностью и крайней необходимостью перенесения его в детском возрасте (особенно девочками), а также является наглядным примером совершенной абсурдности и циничности сегодняшней прививочной логики.

Даже на фоне таких вполне мягких детских болезней, как обычные ветрянка, свинка или гепатит А, краснуха выделяется доброкачественностью своего течения и отсутствием каких-либо последствий. Если перечисленные выше болезни условно могут быть приравнены к неприятному, хотя и не слишком тяжелому гриппу, то краснуха обычно переносится легче самого обычного гриппа. Поэтому для успешной прививочной пропаганды, необходимой для реализации вакцин, приходится спекулировать не на немедленных осложнениях самой болезни, которых для детей практически не существует, а на необходимости заботиться о других людях и о будущем. О том, что является истинной целью вакцинопрофилактики краснухи, речь пойдет ниже.

Источником заражения краснухой служит только больной человек. Путь передачи инфекции — воздушно-капельный. Инкубационный период длится до трех недель, продромальный — около суток. Сама болезнь, в типичном своем варианте сопровождающаяся появлением характерной сыпи, не сливающейся, не оставляющей после себя пигментации (последнее характерно для кори), локализующейся на лице, обычно в области носогубного треугольника, на спине и ягодицах, длится до недели. Кроме сыпи для краснухи также характерно увеличение затылочных и шейных лимфоузлов.

Обратить на себя внимание родителей может сравнительно умеренное повышение температуры (обычно она не превышает 38°С) и скудность катаральных явлений (кашля и насморка почти нет). Кроме некоторой вялости ребенка в течение нескольких дней, родители могут ничего более не отметить. Окончательный диагноз устанавливается только с помощью обнаружения высокого титра антител к вирусу краснухи, но к такому анализу доктора прибегают еще реже, чем в случае коклюша, что отчасти и объясняет «наблюдающееся снижение заболеваемостью краснухой на фоне массового охвата прививками». Из самых частых (и при этом довольно редких) осложнений может быть отмечена преходящая боль и неприятные ощущения в суставах.

Случаи краснушного энцефалита с тяжелыми последствиями относятся скорее к казуистическим, хотя и были описаны в литературе. Как и в случае других детских инфекционных болезней, раз перенесенная краснуха оставляет стойкий, обычно пожизненный иммунитет. Из самого описания болезни уже понятно, что никакого лечения, кроме отдыха и обычных для лечения вирусных инфекций витаминов А и С, не требуется. Могут быть даны несколько советов по гомеопатическому лечению краснухи, если в таковом вообще возникнет необходимость.

В целом использование гомеопатии при краснухе напоминает таковое при кори (см. гл. «Корь»), недаром врачи не столь уж редко путают эти две болезни. На ранних стадиях заболевания, как при всех лихорадочных болезнях, надо выбирать между Aconitum и Belladonna, о дифференциальном диагнозе между которыми речь шла ранее. При стабильно повышенной температуре с отсутствием жажды и одновременно при этом выявляющейся капризности и желании прохлады и свежего воздуха можно думать о Pulsatilla.

Д-р Агравал указывает на несколько иных состояний, которые могут потребовать вспомогательное гомеопатическое лечение. Сильный зуд, сопровождающий слущивание при исчезновении сыпи, и вызванное этим беспокойство ребенка, а также мочевые расстройства, появившиеся на фоне краснухи, указывают на Cantharis. Редко встречающийся очень сильный зуд, который ребенок не может выносить, уступает действию Hyosciamus. Боли в спине и конечностях, сопровождаемые сильным насморком, могут говорить в пользу Dulcamara.

Во взрослом возрасте краснуха переносится тяжелее, хотя и тогда особых оснований для беспокойства нет.

Практически единственную категорию тех, для кого краснуха может стать источником опасности, представляют беременные. Хотя при постоянно циркулирующем в человеческом обществе вирусе краснухи не менее 80 — 90% девочек приходят к фертильному возрасту будучи уже естественно защищенными от этой болезни, перенеся ее в явной или стертой форме, 10-20% все же остаются восприимчивыми к ней. Внутриутробное инфицирование плода вирусом краснухи может стать причиной достаточно тяжелых дефектов развития. Известно о врожденной глухоте (до 80% всех детей с врожденной краснухой), пороках сердца, пороках развития глаз (катаракта, глаукома, хореоретинит), умственной отсталости.

У разных авторов даны разные оценки вероятности такого развития событий, и только один анализ таких оценок мог бы занять здесь место, сравнимое с предназначенным для всей главы, поэтому ограничусь лишь самыми общими сведениями. Наиболее опасна краснуха на раннем сроке беременности и в первом триместре в целом; по мере увеличения срока пропорционально уменьшается опасность. В случае несомненного и подтвержденного инфицирования на сроке до 12 недель беременным предлагается обдумать возможность аборта. Для принятия решения относительно продолжения беременности при инфекции, случившейся на более позднем сроке, необходимо исследовать кровь плода. Есть сообщения отдельных авторов о том, что при случившемся заражении предотвратить дефекты развития могут большие дозы витаминов А, В6, С и фолиевой кислоты. Гомеопатическое лечение, которое может проводиться параллельно, включает в себя прием трех доз нозода Rubella 30 в течение недели на протяжении трех недель или Pulsatilla 6 утром и вечером в течение 10 -14 дней.

Вопрос о прерывании беременности при инфицировании краснухой осложняется тем, что до третьего месяца беременности определение пороков развития практически невозможно, а также религиозно-этическими соображениями, которых я также касаться не буду. Отмечу, что примерно с 1965 г., незадолго до появления прививок против краснухи, всем беременным, бывшим в первом триместре в контакте с больным краснухой, предлагается сделать аборт, на что большинство под страхом рождения ребенка с пороками развития соглашается. Это еще один из факторов, сыгравших свою роль в снижении заболеваемости врожденной краснухой в последние несколько десятков лет. К прививкам это, разумеется, никакого отношения не имеет. Вспышка краснухи в США в 1962-1965 гг., сопровождавшаяся увеличением числа случаев врожденной краснухи, дала толчок как к срочной разработке краснушных вакцин, так и к новой политике предотвращения врожденной краснухи, а именно убеждению беременных сделать аборт в том случае, если лабораторные анализы подтверждают инфицирование. Какое количество при этом гибнет здоровых, нормально развивающихся плодов, неизвестно, так как анализы крови абортированных плодов проводятся далеко не всегда. Данные одного сравнительного исследования, опубликованного в «Датском медицинском бюллетене» в 1987 г., могут дать некоторое представление о процентном соотношении. В период между 1975 и 1984 гг. в Дании были зарегистрированы 1346 беременных с серологически подтвержденным диагнозом краснухи во время беременности. Всем им было предложено сделать аборт, на который согласилась 631 беременная. Вскрытия абортированных плодов не проводилось, и анализы не делались. 672 женщины выбрали продолжение беременности, из них 113 вышли из-под дальнейшего наблюдения. В группе оставшихся 559 женщин в 35 случаях были зарегистрированы спонтанные аборты, в четырех — мертворождения (т.е. всего 6,97% смертей плодов). У всех 520 родившихся детей была взята кровь на анализ. У 111 (21,34%) было подтверждено инфицирование, из них 14 были заражены при сроке беременности менее 12 недель и 7 (6,3% из 111) имели серьезные пороки развития. Вывод: в группе сделавших аборт родилось 0% здоровых детей, во второй группе - 91,77% здоровых детей. При всем несовершенстве этих наблюдений, результаты могут дать пишу для определенных раздумий.

Попутно можно отметить, что имеется немалое количество иных внутриутробных инфекций, против которых нет прививок или перед беременностью они не делаются, и краснуха среди них не самая худшая, если здесь вообще допустимо сравнение. Это, например, цитомегалия, герпес, ветряная оспа, парвовирусная инфекция, различные энтеровирусные инфекции, гепатит В, токсоплазмоз, ВИЧ... Краснушная инфекция, об угрозе которой нам постоянно кричат СМИ (фактические рупоры прививателей всех мастей и рангов), составляет, по разным оценкам, от 15 до 30% среди всех врожденных дефектов развития.

Тем не менее все эти опасности не мешают подавляющему большинству женщин спокойно беременеть и в подавляющем большинстве случаев рожать здоровых, пока те не получили какую-либо прививку, детей.

Вакцина

На рынке в настоящее время имеется немалое количество краснушных вакцин — как отдельных, так и в составе комплексных вакцин. Согласно разным источникам, относящимся к различным периодам времени, в России сегодня лицензированы вакцины «Мерувакс» и «Рудивакс», паротитно-краснушная MR-VAX-2, а также паротитно-корево-краснушные вакцины MMR-II (вокруг связи которой с аутизмом и поведенческими нарушениями сейчас ломается так много копий) и «Приорикс».

Российских вакцин против краснухи нет. Все нынешние вакцины против краснухи содержат живые ослабленные вирусы, которые выращиваются на клеточных линиях, полученных от плодов, абортированных в 1960-х годах. Последний факт должен безусловно сообщаться всем, кто планирует получить эту прививку, или их опекунам, так как для некоторых категорий населения данное обстоятельство делает эту прививку неприемлемой по определению.

Как это повелось в прививочной истории, испытана новая вакцина была на сиротах, на этот раз из филадельфийских приютов.

Как и другие вакцины, краснушные не проверялись на тератогенный или канцерогенный потенциал.

Согласно российскому прививочному календарю первая вакцинация от краснухи делается в 12-15 месяцев жизни, вторая — в шесть лет, третья, для девочек, не получивших прививок ранее или получивших лишь одну - в 13 лет. Такая же схема принята во многих странах мира. Женщинам, не имеющим необходимого титра антител к краснухе, предлагается сделать прививку не ранее чем за три месяца до предполагаемого зачатия.

Как читатели уже поняли, само заболевание не таит в себе практически никакой опасности для детей, а девочкам перенести его крайне желательно, чтобы получить пожизненный иммунитет. Так в чем же смысл рекомендации прививать годовалых и шестилетних малышей? Дело в том, что именно защита взрослых, а не прививаемых малышей, является главной целью прививочной программы против краснухи. Точнее будет даже сказать не «взрослых», а «их, ещё не родившихся детей». Самим прививаемым детям, кроме немедленного вреда (дополнительные токсические вещества, дополнительная вирусная нагрузка, опасность постпрививочных осложнений) прививка ничего не приносит и не может принести, так как предотвращение заболевания краснухой в детском возрасте прямо противоречит здравому смыслу и заботе о будущем здоровье ребенка.

Прививание детей преследует цель удаления вируса из человеческого сообщества в целом, безусловно вредя при этом конкретному индивидууму (как последствиями самой прививки, так и угрозой неполучения естественного иммунитета и заражения краснухой во время беременности, пока еще не пришло светлое и полностью свободное от краснушного вируса завтра), и подозрительно напоминает призывы пожертвовать настоящим во имя потомков и того будущего, которое будет прекрасно и удивительно. Читающие эти строки врачи должны задуматься и над тем, что участие в таких программах «ради будущего» противоречит клятве Гиппократа, вся сущность которой может быть сведена к провозглашению приоритета индивида (своего пациента) над интересами других людей и общества в целом.

Не следует забывать и того, что дети являются далеко не единственным источником заражения беременных краснухой. Заражение возможно также от взрослых — например, тех, кто получил прививку в детстве и потом утратил иммунитет или вообще его никогда не имел. Наибольшую опасность в этом отношении представляют работники системы здравоохранения, постоянно находящиеся в контакте с большим количеством людей. Исследование, проведенное в крупном университетском медицинском центре в Южной Калифорнии, обнаружило, что из 2456 медработников 345 (14%) не имели антител к вирусу краснухи.

Показательно, что на прививку согласились только 197 человек (53,3%), при этом, лишь один из 11 акушеров-гинекологов, входивших в число этих 345. Предварительные выводы о безопасности и эффективности прививки на основе такого бурного желания привиться, высказанного главными радетелями за эту вакцинацию, читатели сделают сами.

Безопасность

Оптимистичные сообщения о совершенной безобидности краснушных вакцин, судя по всему, также не соответствуют действительности (оставим в стороне скандальную вакцину MMR, в которую краснушная вакцина входит одним из компонентов — о ней уже было сказано в главе о кори).

В 1972 г. были описаны 36 случаев миелорадикулоневрита, причем у детей, привитых пятью разными вакцинами от краснухи. Продолжают поступать сообщения о развитии синдрома Гийена-Барре и синдрома запястного канала, различного рода нейропатий и миелитов после прививки.

Среди более редких, но также встречающихся осложнений описаны утрата слуха и тромбоцитопения. Есть сообщения и о том, что вирус краснухи выделялся из лейкоцитов периферической крови спустя даже два года после прививки.

Разумеется, столь длительное существование прививочного вируса и фактическое его превращение в совершенно непредсказуемый «медленный вирус» не может не навести на естественные и при этом весьма невеселые размышления о возможной роли таких «долгоиграющих» вирусов в развитии дегенеративных и аутоиммунных болезней. Примером одной из последних может быть сахарный диабет. Известно, что вирусная инфекция может в целом содействовать развитию сахарного диабета, но единственным вирусом, относительно которого твердо доказано, что он вызывает сахарный диабет 1-го типа (инсулинозависимый), является вирус краснухи при внутриутробном заражении.

При длительной циркуляции в организме вирус краснухи может приводить к образованию сложных иммунных комплексов, способных как напрямую поражать бета-клетки поджелудочной железы, вырабатывающие инсулин, так и запускать аутоиммунные реакции, также приводящие к повреждению бета-клеток. Учитывая, что «специфический иммунный комплекс краснухи часто обнаруживается после прививки и может быть продемонстрирован у двух третей вакцинированных даже восемь месяцев спустя после прививки», возможность того, что прививки против краснухи могут способствовать развитию сахарного диабета у лиц с определенной генетической к тому предрасположенностью, представляется вполне реальной.

Стоит отметить и публикацию, связавшую появление на рынке в 1979 г. новой краснушной вакцины из штамма вируса RA 27/3 с появившимися случаями синдрома хронической усталости, до того неизвестным, в том числе и в результате контакта с недавно привитыми от краснухи.

Однако самым распространенным и при этом весьма и весьма неприятным осложнением этих вакцин является артрит, что выглядит вполне естественным, учитывая, что и сама болезнь имеет то же самое осложнение, а прививка делается живыми вирусами. По некоторым сообщениям, от 12 до 20% женщин, получивших прививку, страдают затем от боли в суставах, причем начаться она может несколько недель спустя после прививки, а продолжается от недель до многих лет.

Американский Департамент здравоохранения, образования и социального обеспечения (HEW) сообщил в начале 1970-х годов, что «у 26% детей, получивших прививку против краснухи в рамках национальной программы... развились артралгии и артриты... Многим потребовалась медицинская помощь, некоторые были госпитализированы для проверки на ревматизм и ревматоидный артрит».

У некоторых, получивших прививку от краснухи, действительно развивается ревматоидный артрит, от которого им страдать суждено всю жизнь. Показательно, что «артрит хронический, вызванный вакциной против краснухи», фигурирует даже в крайне скудном «Перечне поствакцинальных осложнений, вызванных профилактическими прививками, включенными в Национальный календарь профилактических прививок РФ, и профилактическими прививками по эпидемическим показаниям, дающим право гражданам на получение государственных единовременных пособий», утвержденном российским правительством 2 августа 1999 г.

Не особо рискуя ошибиться, могу предположить, что если бы все дети, подростки и женщины, имеющие право на получение этого пособия, его и в самом деле получали, то вопрос о целесообразности (в первую очередь экономической) проведения этой прививки изучался бы куда более основательно и с привлечением большего количества компетентных и, главное, независимых экспертов, нежели это происходит сейчас.

В некоторых странах (например, в США) деньги на компенсации жертвам прививок вкладываются в стоимость вакцин, в других — государство платит «абстрактно», из фонда социального обеспечения. Как многократное удорожание краснушной вакцины, так и неприемлемое для государства увеличение количества выплат пострадавшим из общественных фондов могло бы заставить искать другие подходы к решению существующей проблемы врожденной краснухи.

Другие опасности прививки против краснухи — возможность инфицирования краснухой плода, если прививка сделана во время беременности или незадолго перед ней, о чем уже упоминалось выше, а также возможность дальнейшей передачи инфекции от свежепривитого.

Вакцинаторы, публично радующиеся возможности «дополнительной иммунизации окружающих» живыми вирусами полиомиелита, выделяемыми детьми, привитыми живой полиовакциной (вакциной Сэбина), становятся на удивление неразговорчивы, когда речь заходит о точно такой же возможности, связанной с вирусами краснухи.

Теоретически ничто не мешает привитому ребенку или девочке-подростку заразить свою беременную мать, сестру или тетю. Хотя несколько случаев передачи прививочного вируса уже описаны в литературе, большинство прививочных руководств их отрицает.

Всё же признаётся, однако, что прививочный вирус краснухи может, в течение нескольких недель, выделяться из глотки свежепривитых, и допускает возможность передачи вируса от матери ребенку при грудном вскармливании.

В этой связи уместно будет сказать несколько слов об опасениях другого рода. Так, двумя американскими авторами (один из которых врач-педиатр) были описаны 60 женщин, которые, несмотря на сделанную ранее прививку или перенесенную в детстве болезнь, не имели «защитного» титра антител, что и было установлено акушером-гинекологом, к которому они обратились по поводу своей беременности.

Все они получили прививку от краснухи сразу после родов вакциной MMR или моновалентной краснушной вакциной. Детям 45 из этих женщин позднее был поставлен диагноз аутизма, у детей 10 женщин были диагностированы уже упоминавшиеся в главе о кори нарушения так называемого аутистического спектра, а у детей четырех женщин — различные заболевания иммунной системы. Известно, что первые симптомы аутизма у двадцати детей появились сразу после сделанной им прививки MMR, у двух — до нее, но прививка резко ухудшила состояние.

Примечательно, что на грудном вскармливании находились далеко не все дети. Авторы предполагают, что неспособность к выработке иммунитета к краснухе указывает на иммунный дефект, который может иметь генетический характер и передаваться по наследству. Прививка в послеродовом периоде может увеличивать опасность заболевания аутизмом ребенка, получающего от матери как иммунную поломку, так и живые вирусы краснухи — с материнским молоком или, возможно, воздушно-капельным путем. Когда все это соединяется с бесконечным «поствакцинальным периодом», вредными веществами, содержащимися в вакцинах и новой порцией живых вирусов прививки MMR, то у некоторых детей это дает старт аутизму или превращает первые симптомы в развернутую болезнь.

Автор другого материала, поданного в комитет экспертов американского Института медицины, добавила, что ей лично знакомы три женщины, которые также не имели иммунитета к краснухе и которые были привиты в послеродовом периоде. У всех троих дети страдают от расстройств аутистического спектра.

По гипотезе автора, живой вакцинный вирус краснухи, который способен находиться долгие годы в организме человека, в период естественного подавления иммунных функций, связанного с беременностью, может реактивироваться, начать размножаться и поражать зародыш. Поскольку вирус ослаблен, он не вызывает такие тяжелые врожденные дефекты, как природный вирус, но вполне способен привести к нарушениям развития нервной системы, проявляющим себя как аутизм.

 

Источник: http://sv-rasseniya.narod.ru/booki/ruthless_immuni...

Опубликовал Jamie199208_2009, Комментариев: 21